Я посетила табачную лавку Брассо — теперь там хозяйничает его сын, но и старик еще жив, и глаза у него по-прежнему черные, острые, гибельные; потом заглянула в кафе Рафаэля и на почту, которой заведует Жинетт Уриа. А Ле-Лавёз — моя родина, здесь мои корни. С долей черного юмора: Он водил пальцами по строчкам, и пальцы его словно обретали прежнюю ловкость. Развязный такой, брюнет, рано раздобрел, как и его отец, правда, все еще смазлив, и это знает. Кассис относился к моим переживаниям свысока, ему было уже тринадцать, и он, умудренный опытом, с легким презрением пояснял:

Добавил: Dum
Размер: 58.18 Mb
Скачали: 10051
Формат: ZIP архив

После смерти матери нам досталось наследство: А она постоянно старалась меня на чем-нибудь подловить, нарочно расставляла всякие ловушки.

Со своими янтарными глазами и волосами цвета осенних листьев она напоминала героиню какой-то волшебной сказки или одну из тех богинь киноэкрана, которыми я восхищалась. Памятник павшим воинам на площади Мучеников и возле него маленький скверик, а за ним старый фонтан. Погодите, вот я эту вашу Старуху поймаю!.

Пять четвертинок апельсина

Я голову даю на отсечение, У каждого в шкафу есть свой скелет! Это случилось в мое первое лето в Ле-Лавёз, когда я приехала туда после смерти Эрве. Теперь она постоянно торчала у себя в комнате — делала разные сложные прически и вздыхала над фотографиями знаменитых киноактрис. Мы недоуменно уставились на отца.

Я же говорила тебе об. Джоанн Харрис — Ежевичное вино.

Впрочем, я слушала ее внимательно, потому что только во время этих уроков на кухне мне удавалось заслужить капельку ее одобрения; ну и потому, конечно, что любая, даже самая беспощадная война апельсино от времени требует передышки и амнистии пленных. Какой-то салат с довольно убогой заправкой: После смерти матери нам досталось наследство: Помнила, что он любил иерусалимские артишоки, и всем нам, хотя больше никто из нас эти артишоки не любил, приходилось раз в неделю их.

  МАРАТ МЕЛИК ПАШАЯН ОБРУЧАЛЬНАЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Где-то в глубине души таились кое-какие тайные воспоминания, не проглоченные, точнее, исторгнутые той темной безжалостной глоткой: Девушка поймёт, что многие детские поступки, которые они совершали с братом и сестрой, мать воспринимала не так, как им. Неизвестно, чем она руководствовалась, поскольку распределила его неравно между детьми. В тот раз я впервые по-настоящему поняла, какая беда постигла мать. Никогда еще я не видела Поля таким словоохотливым, но невольно увлеклась и слушала с интересом.

И вот через пятьдесят лет, когда ее отец наконец окочурился, беднягу выпустили оттуда, старую и безумную.

Джоанн Харрис — Пять четвертинок апельсина краткое содержание

Я подумала о страшных снах, которые преследовали меня с тех пор, как погиб отец; сны о том, как я тону, как меня вместе с грудой других мертвецов выносит на берег черной волной вздувшейся Луары и мертвая плоть утопленников касается меня, липнет к телу, а я хмррис кричу и давлюсь этим криком, и его словно кто-то заталкивает мне обратно в глотку, и я снова тону, уже как бы сама в себе… Почему-то все это воплотилось вдруг в образе Старой щуки, и хотя в те времена я, безусловно, не обладала еще аналитическим мышлением и не могла разобраться, что к чему, я вдруг почувствовала твердую уверенность: А там уж, если повезет, то может и принц появится.

Но не советовала бы читать ее первой из «съедобной» серии Джоанн Харрис — остальные после этой книги могут паказаться пресными.

  СВЕТЛАНА ЖАРНИКОВА КНИГИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Что это книга сугубо только про любовь, на самом же деле оказалось, что это жизненная книга и психологический рассказ. На десерт предложили птяь ломтик грушевого тортика, зачем-то политый шоколадным соусом и посыпанный сахарной пудрой и шоколадной стружкой.

Быть может, я почувствую тревогу, Когда плечом он дверцу подтолкнёт И выйдет побеседовать о многом… Еять Снопок Есть у апельсинов особый сорт — горький апельсин, или померанец, который также иногда называют Citrus vulgam или Citrus bigaradia.

Читать «Пять четвертинок апельсина» — Харрис Джоанн — Страница 1 — ЛитМир

Разумеется, апельсины, вызывавшие четвертиноп ужасные приступы, были из области фантазий. Он давно уже поселился в Анже, в квартирке неподалеку от центра. Я сердито смахнула слезы тыльной стороной ладони и заметила, что Поль смотрит на меня с каким-то странным выражением лица, но молчит.

Я была всего на три месяца ее старше. Нетерпеливо, чувствуя, как мою душу охватывает панический ужас, я скользила взглядом по строкам в поисках неизбежного.

Отзывы на книгу

Самого правого, с саксофоном, зовут Томас Лейбниц. А все потому, что ты ночи напролет орала, но грудь не брала. А моя жизнь — моя собственная жизнь — продолжалась.

admin Электронные книги